Irina T. (irater) wrote,
Irina T.
irater

Обещанный рассказ с фотографиями про индейский фестиваль .

В пятницу, 6 августа, в национальном заповеднике Алгонквин, что в трех часах езды на север от Торонто, начался традиционный индейский фестиваль Pow Wow.

Наш друг Сергей Сергеев, предводитель летнего лагеря для русскоязычных детей, позвонил нам и сказал, что индейцы по договоренности пригласили его на мероприятие в гости с детьми, так что он звал нас хватать палатку и присоединяться к их компании.

Алгонквин – это 7.5 тысяч квадратных километров дремучих лесов, множество озер и рек. Вся мыслимая живность вплоть до волков и медведей. Огромные деревья и высокие скалы. Наша стоянка находилась как раз под такой высоченной скалистой стеной, поросшей соснами и осинами, которые отражались в обширном озере с островом посередине. Зеркальная вода. Кувшинки.
В первый день, как приехали на становище, - разбивали палатки на 30 человек, обустраивали костровище, исследовали окрестности и путь на вершину скалы, где и сфотографировались всем кагалом. На острове, до которого мы все-таки сумели добраться на лодочке, медведей не оказалось, зато, к нашему восторгу, нашлись боровики и лисички.
Народ, который уже суетился на главной площадке для индейского сбора и плясок, выглядел совершенно непримечательно, но нам они назвались индейцами из разных племен, приехавшими специально на фестиваль. Одна средних лет женщина, с длинными распущенными волосами и в широкой юбке, вручила нам буклет, где говорилось, что она - сказительница-экскурсоводша по индейским местам.
Вечером мы спросили у каких-то двоих проходивших мимо мужиков, можно ли нам включить магнитофон, музыку послушать. Один из них, с особенной осанкой, сдержанно и тихо сказал, что да, конечно, насколько это не будет диссонировать с общей атмосферой. Что-то в его манере держать голову и величаво изрекать нас насторожило. Мы не стали бузить, а пошли к центральному становищу, нашли дядьку, похожего на главного (одет в костюм ветерана морских сил Канады) и сказали, что хотим найти сказительницу и позвать к костру, чтобы она объяснила детям, как обычно проходят фестивали и что нам предстоит. Ветеран пристально на нас с Сергеем поглядел и спросил, а есть ли у нас для этого табак. Мы честно сказали, что нет, и вообще не врубаемся, о чем это он.
Нам объяснили, что если у тебя есть вопрос или просьба к индейцу, то невежливо обращаться к нему без почтительного предложения табака (листьев или сигареты). Ветеран дал нам одну сигарету, подвел к тетеньке и сказал, что мы имеем к ней дело. Сергей с поклоном протянул ей сигаретку в двух руках и выспренно попросил принять табак. Та, со странным взглядом, взяла его руки в свои и задушевно попросила сначала сказать, что за дело. Мы еще более пафосно что-то прогудели про их традиции, к которым наши дети просто жаждут приобщиться. Разве что землю шляпами не подмели. «Ладно, - сказала она, подумав. – Я приду попозже».
Ночью, когда мы собрались вокруг костра, она пришла вместе с осанистым прохожим, который оказался главным Peace-Keeper (Миротворцем), вождем клана Медведей из племени оджибуэев. Они сказали, что Pow Wow – это фестиваль дружбы и поддержания традиций для разных индейских племен: Ирокуа, Алгонквин, Аджибуэй, Мохок. Праздник кочует по разным местам Канады и Америки. Обязательно присутствуют национальные танцоры, певцы, барабанщики из разных племен. Церемонии проводит главный распорядитель, у священного огня дежурят специальные люди. Утром – процедура встречи отца Солнца с прославлением главного Создателя. Сходка вождей. Потом – посвящение воинов Огнем, потом - торжественное открытие с вносом многочисленных знамен и флагов (как стран-участников, так и индейских – из перьев), потом - песни под барабаны и танцы по кругу на особо огороженной территории. (Нарядные одежды из кожи и замши с бахромой и перьями – это не маскарад, а регалии и атрибуты, поэтому их нельзя трогать. Если увидишь, что например, валятся потерянное перо или нож – лучше позвать индейцев, они заберут. Потом – общий пир, плюс распродажа национальных сувениров и атрибутов, сделанных индейцами. В конце второго дня – церемония закрытия с выносом флагов, вручением подарков и общим братанием. Под конец велели всем женщинам и девочкам поутру идти на сакральный женский круг, а всех воинов (служивших в армии) – к священному огню для церемонии посвящения.

На второй день к озеру подтянулось множество народу. Палатки на берегу лепились уже впритык.
По центру главной поляны стоял круглый навес от дождя для певцов и барабанщиков, перед ней выстроились палатки с сувенирами и национальной одеждой на продажу.
Я, как было велено, с нашими девочками пошла к сакральному женскому кругу. По узкой тропке местные скво провели нас к уединенной полянке, куда войти можно было только после «очищения» - окуривания дымом от моха и табака. Затем страж с мохом удалился, чтобы охранять нас от беспокойства, а индейская пожилая женщина объяснила, что у них самые важные знания и мудрость предков передаются только устно, от старших, к младшим. Нас поили чаем из зеленых побегов туи, потом учили как просить помощи у природы, когда собираешь лечебные травы, как ухаживать за больными. И за мужьями. Как носить юбку, которая - канал получения энергии от земли. И что когда у тебя просят прощенья и ты прощаешь, это не значит, что то плохое, что было сделано – «ок». Это не «ок». Просто тот факт, что ты прощаешь, означает: ты можешь преодолеть нанесенный вред и жить дальше...
А в это время, наших мужчин-воинов, освятили огнем и сказали, что принимают их в свой круг, в качестве особой чести поручив выносить некоторые флаги на церемонии открытия.
К полудню на главной площадке собрались нарядные индейцы, столпились приехавшие гости-канадцы. Не так чтобы очень много. Туристического засилья там не было. Нам заранее сказали, что именно этот фестиваль, в Алгонквиле, не коммерческий и не ориентирован на публику с деньгами. Здесь народ занимается своим духом и душой. И вот когда начали торжественно бить в барабаны, голосить на индейский манер и приставным шагом ходить по кругу, мы поняли, что приехали не зря. Там было ощущение чего-то очень значительного и истинного, чему я не могу найти названия.
Помню, что в Питере я была знакома с молодежью, увлекающейся индейской романтикой. Они шили себе индейские наряды, изучали их традиции и обряды, ездили на природу на слеты, где строили вигвамы и барабанили в обтянутые кожей бубны. (Кстати, их кожаные изделия и бисерные фенечки вполне бы украсили собой любой из местных прилавков). Они бы, наверно, полжизни отдали бы, чтобы оказаться на моем месте и спросить у тех, чьи предки на протяжении 300 лет подвергались истреблению – каково это – оставаться такими, какими мы их себе представляли по книжкам, написанным сто лет назад. Потрясающее достоинство и доброжелательность.
От нашего предводителя медвежьего клана исходит невидимая мощь, как от будки с высоковольтным напряжением.
Он пришел к нам на вторую ночь к костру и рассказал детям длинную сказку, услышанную от своей бабушки, про то, как на небе жил сильный вождь, и его племя хотело ему найти достойную жену. Вождь женился на молодой девушке, которая угадала его сон. Но история сложилась так, что она была слишком юной и горячей и влюбилась в другого воина, и забеременела от него. Тогда племя порешило выпихнуть ее сквозь дырку в небе - вон. И вот летит она вниз, а земли тогда еще не было, только вода. И водяные создания увидели, что с неба на них летит беременная девушка. И множество созданий поднялось в воздух двумя линиями и подхватили ее (это были канадские гуси) плавно опустили ее на спину большой черепахи. После множества приключений, среди которых были ныряния на дно за землей, когда утонули бобр, гусь и маленькая водяная крыса, но землю добыли – на черепахе выросли травы и деревья, целый лес. Черепаха стала жаловаться, что ей тяжело, и она тонет, но ее стали подпирать… Женщина родила девочку, которая росла не по дням, а по часам. А потом она родила от Западного Ветра двоих сыновей. Один из которых был хороший, а другой забияка и безобразник. Опять много коллизий, в конце которых плохой так и умер, выгнанный всеми, а хороший взял комок глины и слепил маленьких человечков: красного, желтого, белого и черного. От них и произошли все народы, живущие ныне на нашей земле. А если посмотреть на карту Северной Канады – то она по форме – вылитая черепаха. Да.
Короче, нечто совершенно в духе Хармса.
Пир, собранный индейцами, был необыкновенной щедрости. Мы тоже притащили от нашего лагеря к общему столу целый чан тушеного мяса с картошкой. Причем по индейским правилам, к столу приглашаются сначала старейшины, потом дети от самых маленьких, потом женщины, потом мужчины. Объелись разнообразными вкусностями. Натанцевались в общем круге, накупили сувениров на все наличные деньги.
Под конец церемонии прощания все были званы в танцевальный круг, подойти к расстеленным на земле шкурам, где были разложены всяческие подарки, выбрать себе любой сувенир и пожать руку тем, кто устраивал фестиваль. Коле достался красивый кошелек на пояс из желтой замши, обшитый синим бисером. А тем, кто выносил флаги еще и деньги какие-то вручили.
Как это было совсем уже ошеломительно.

Некоторые фотки тут:
http://www.irater.karei.com/Algonquin/

Еще линки на другие фестивали:
http://www.newcreditpowwow.com/
http://islandinthesunpowwow.tripod.com/
http://www.bwic.org/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments