Irina T. (irater) wrote,
Irina T.
irater

Отчет - Питер - 4

В какой-то из квартир Коля опрокинул на столик в ванной бутылек с зеленкой. Попытки поймать его в полете привели к тому, что муж мой потом три дня ходил со сплошь зелеными руками, постепенно бледнеющими. Ногти не сдавались неделю. Одет, кстати, он бывал чаще всего в широкие корейские буддийские штанищи и синие подтяжки. Так что все очень гармонировало с ногтями.
Отчего-то Коля отказался плыть со мной на катере по питерским каналам – что ли брезговал, как коренной местный, смешаться с туристическим сбродом на борту?
При повороте к трех-крылому мосту у Спаса на Крови видели чудо: у ажурных перил стояла невеста в развевающемся платье и фате (позировала фотографу), а над ней на небе среди перистых закатных облаков образовался радужный столб. Вертикальный кусок толстой радуги. Гид на катере осказал, что это обычный феномен питерского неба. Но мы-то знали, что это обещание счастья невесте.
Жаль, что у меня не было аппарата, такой кадр пропал!

Очень интересно было и в мансарде у Инги (adelaida_fortel). Квартира и персонажи в стиле кино "Асса" и "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви". Фрески, феньки, каминная доска, арки в стенах. Художественные натуры женского пола в Питере - это особый вид удивительных существ. Сидели на крыше посреди васильевского острова, наблюдали остросюжетную жизнь кровельщиков и ворон.

Но совершенно у меня снесло крышу, когда мы случайно в давке в метро (нет, но почему у людей в питерском метро такой ужасный цвет лица и смертельно-изможденная костлявость в чертах?), увидели Лизу, которая работала у Полунина световиком, обменялись телефонами и были приглашены к ней в мастерскую на Моховой, 27.
(а готической байкой про Полунина я вас угощу чуть позже.)

О! Этот дом Профессора Преображенского (из кино «Собачье Сердце»)! Огромный и некогда изысканный фасад - за внутренним палисадником - за витой решеткой. Ныне в состоянии «руина золотой эпохи» с покосившейся дверью и оббитыми углами. Главная парадная - грязная и вонючая, с выщербленным полом, зато необъятные своды и две лестницы в разлет. Потраченная жучком и людьми дверь справа имела десяток звонков, ниже нужной нам таблички «Litany» значилась: «Hell» и тому подобное.
На звонок откуда-то с очень далекого расстояния донеслось: «Кто?!» Мы с Орлой проорали: «К Лизе!!». Некто долго шаркал до двери, потом отпер ее, и мы проследовали по его величеству КОММУНАЛЬНОМУ коррридоррру. С чудесами и привидениями.
Это был абсолютно Магический театр из «Степного Волка» Германа Гессе.
Одна из дверей оказалась нужным нам «бутиком» Litany. Там, внутри сидела волшебная Лиза, вокруг нее – стильный зал в виде театрального черного кабинета, по правой стороне – зеркала, софы с подушками, кистями и покрывалами, у окна – низкий чайный столик, по левой руке – стойки с одеждой на вешалках, за ними – стол для раскройки, манекен для пошива, какие-то прялки, некие мистические предметы и главное – дух питерского креатива.
Материал для пошива Лиза делает сама на особой машинерии с тысячами зазубренных иголок. На промокашечную основу накладываются тонкие слои непряденой шерсти серебристой козы. И эти слои, и цветные нити, и перья, и кружева, раскрашенные в разнообразные оттенки, составлют фактуру, из которой шьются сногсшибательные пиджаки с карманами, пальтушки и палантины, по которым плачет Нью-Йорк. Я знаю, о чем я говорю. Плачет.

А потом, когда уже вышли в состоянии эйфории и восторга, и распрощались, мне надо было переходить через дорогу Литейный проспект. И я не успела на зеленый свет добраться до того берега, зависнув посередине. Там я практически попрощалась с белым светом, оттого, что это смертельно опасное мероприятие – стоять по центру проспекта, когда в обе стороны несутся авто-убийцы.
Я там всё прокляла.

Любовь-ненависть у меня с этим городом. Жить там невозможно (как я выдеражала 15 лет???) – все эти стрессы, эта вонючая вода из крана, желтая и липкая, от которой волосы сразу вылезают пачками, безумная дороговизна с ценами на еду и тряпки – выше, чем в Торонто. А абсурды всякие, навроде истории с судом над подругой Олей, когда ей впаяли чужое ДТП и она только чудом отвертелась... На козла с депутатской книжкой, который хотел невинную Олю засудить, у нее нашелся козырь в ГБДД, ха-ха.

Но таких белых ночей, и мастерских, и перснонажей, и подруг – больше нигде нет. Нигде. Только там.
Это про Питер на самом деле было сочинено, кажется, Сапгиром: Погода была прекрасная, принцесса была ужасная... А в следующем куплете: Принцесса была прекрасная, погода была ужасная. И что-то там про людоеда...
А я, в глубоком детстве, затаив дыхание, слушаю – чья же возьмет?

Все на сегодня.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments