May 8th, 2001

perspectiva

English language, будь он неладен

Ужас-ужас. Слишком много и слишком разных стран говорят на том, что называется «английским языком». После активного освоения разговорного с погружением в канадское произношение, пронестись сквозь новозеландский и австралийский диалект, - значит очень сильно встряхнуть крышу. Все равно, что ливерпульца, закончившего местный русский филфак, забросить на три месяца в «акающий» Ульяновск с его задранными вверх интонациями, потом в деревню Патрикеево на Свияге со зверским «О», потом в Одессу, сами понимаете, что там. Пусть после этого знает русский. Пусть!
Любопытно, что наши дети всех понимают и чирикают на некоем птичьем посвистывании, которое тоже все понимают. У меня же колесико настройки на понимание очередного англоязычного собеседника начинает давать прокрут в первые 10 минут. Причем собственное «pronunciation» панически скатывается к русскому грассированию в духе Шаляпина, потом как-то понемногу въезжает на подражание того, что слышишь. Какая-то бессознательная локальная мимикрия выработалась, что отнюдь не придает уверенности в своих силах. Единственное, утешение - что наши цирковые канадцы и американцы тоже буксуют в беседах с местной обслугой гранд-отеля и зрителями. Образчик диалога:
Is I o’er uh? – I’m sorry?
Is I o’er uh? – O, you mean is it over? No, it’s the interval.
So I a brea’ rie? – Er… Yes, it’s a break, right.
Вывод таков: сколько людей, столько и способов произносить. Заучивать это все бесполезно. Жирный крест на этом деле. Понимаю только дикторов CNN, а ведь впереди еще и Сингапур. Я просто в шоке. Что делать-то, а?
  • Current Music
    CNN news