October 27th, 2001

perspectiva

(no subject)

Наконец-то в холодной (по австралийским меркам) Аделаиде кончился дриззл и ветер и началась буйная весна. Европейские деревья все в мелких светлых листочках, как наши березки в мае, а отвратительные кусты покрылись крупными розами всех оттенков. Розы как-то примиряют. Это как взятка красотой за то, что ты – далеко от друзей и родных. Как подумаешь, что сейчас за окнами в Питере, так и понуришься. Вот и выбирай - тут, при розах, но в ностальгии, или при друзьях, но в болоте (в прямом смысле).
perspectiva

поэма в прозе

В ответ на предложение dimkin'а о совместном литературном проэкте, отвечаю делом:

О БОМЖАХ

Введение

«Вчера вечером мы решили поехать в гости. Завели машину, включили фары, выезжаем тихонько со двора. Вдруг в арочном проеме перед нами выскакивает совершенно голый мужик с синяком под глазом, весь грязный, опухший, по виду – вылитый бомж. Шатается, мычит что-то, отчаянно машет руками. И мы сидим такие – напомаженные, в начищенной обуви. Натурально перепугались от неожиданности. Муж – в шоке – давит на газ и мы вылетаем на проспект. Я молча смотрю на него в упор, пока он бешено гонит в ночь. Потом сквозь зубы с напором он мне говорит: «Я понял по его роже, что это любовник, которого муж выкинул из постели своей жены. Таких спасать - я в гробу видал.» А что я могла тогда сделать?»
perspectiva

О бомжах-2

Глава 1
Коля Никитин

Мы с мужем ехали по Литейному в троллейбусе, сидя у заднего окна. Контролеры в цивильном тихо проверяли билеты. Через некоторое время подъезжаем к одной из остановок и видим Колю Никитина. Мы обрадовались, что можно с ним поболтать. Коля, понурый и трезвый, поднялся было на одну ступеньку, не поднимая глаз, но тут же развернулся и вышел. Двери закрылись и мы уехали.
-Ты видела? Ни один мускул на лице не дрогнул.
-А чего это он? С нами не захотел встречаться?
-Ну вот еще. С контролерами, конечно.
-Он же не мог их видеть.
-Это чутье. Как у Джека Николсона в кино про волка-оборотня.
Пауза.
-Это же насколько другие люди…