December 17th, 2002

perspectiva

Воспоминание, которое будет украшать мои впечатления о Мексике.

Ходили в ночной клуб Латина-салса в центре Мехико. Небольшая танцевальная площадка, окруженная столиками, на эстраде – музыканты, шесть переперченых мексиканцев в сомбреро. Старик-трубач с лицом бульдога наяривал драйв круче всех.
Мы притащились из-за объявленного выступления профессионалов салсы. Несколько пар давали сейшн в местечковом стиле (стиль заключается в игривой имитации коитуса, когда партнер усаживает даму себе на бедро и подбрасывает ее в разные стороны как петрушку). Синхрон у них не получался, - мексиканский бардак и пофигизм в мозгах не позволяли. Из пяти партнерш – три страшенные сарделькообразные тетки, но дико резвые. Парни зато гораздо круче и танцуют и вообще. Один мачо с острыми бакенбардами и набриолиненными волосами двигался шибче молодого Джеймса Брауна. И еще эта заботливость партнера вокруг дамы, о! Тоска брала, что – вот и не придется мне никогда в жизни потанцевать с ТАКИМ танцором... Один на все Мехико такой.
Апофеозом стал пируэт, когда партнерши, запрокинувшись назад, проехались затылками по телу партнеров - от плеча, вдоль спины и до сгиба ноги под коленкой. Этим же сгибом мужики подфутболили головы обратно вверх, продолжая крутиться без остановки. Все просто заорали от восторга.
Во время овации на сцену вышла руководительница группы, фигуристая особа с наклеенным поперек лица ужасным пластырем (как мне потом объяснили, у нее во время одного танца был сломан нос). Мда, этот народ меры не знает.
Потом началась просто латинская дискотека. А поскольку нас, цирковых, приперлось больше 10 человек, у которых на лбу написано: «Приехали издалека», то немедленно завсегдатаи пришли к нам знакомиться (нашлись общие друзья), обниматься и тащить на площадку поплясать. А зря, что ли, мы ходили на уроки салсы в студию на Пасео де ля Реформа? Так что настал в моей жизни час настоящего мексиканского партнера (громадного роста виртуоз по имени Михель). Его руки заключили меня в плотный корсет, а сам он превратился в кринолиновый наряд вокруг меня, - оставалось царить. Незабываемый опыт.
Покинули танцплощадку в три ночи, набились в одно такси девять человек, и умчались восвояси целыми и невредимыми, что особенно порадовало.
perspectiva

про жизнь в цирке

В Цирке дю Солей устроили проводы восьмерым артистам, которые не получили контракта на следующие два года. Под шампанское поблагодарили за вклад и включили запись самого первого показа «Алегрии» в 1994 году. Я была в шоке, настолько это было слабо и несчастно, по сравнению с нынешней шоу-машиной. Трюки еле-еле, половина завалена. Про постановочную хореографию вообще разговора не было. Сейчас трюковая часть на порядок выше, но главное – это все вшито без стежков в сложные танцы. Короче, - земля и небо.
Единственное – клоунада первоисполнителей – Полунина и Шашелева, никогда уже не будет превзойдена. Клоуны (уровня Лицедеев) – штучные, уникальные персонажи. Поэтому они и получают больше прочих, хотя физические нагрузки гораздо меньше, чем, например, у стронг-мэна, который каждый день поднимает по 15 человек на спине.