February 18th, 2004

perspectiva

погодка...

Хмарь.
Самые тяжелые для моего организма времена в году - начало декабря и середина февраля. Обычно болею. Нынче креплюсь, но как-то слабо.

Витаминов надо не забыть съесть. О! Пойду куплю малину.
Помню, года в четыре, стою у забора в детском саду, громко реву, потому что всех детей уже забрали домой, а за мной никто не приходит.
Лето было.
Вдруг является старший брат. С улыбкой и железной кружечкой, наполненной малиной. Дает мне кружку в руки, я, всхлипывая, достаю по одной ягодке и кладу в рот. А Вова меня по голове гладит. Так добро-добро.
Ообожаю малину.
perspectiva

дневник

После курсов английского зашла в наш мол (торг. центр). Купила классного такого Napoleon Cortel'я и малины. Она была только особого сорта, какая-то желто-розовая, под названием "golden".
Ну вот.
Сижу дома, с бокалом Кортеля в руках, закуcываю малиной, праздную свою орхидею.
Первый тост был - за волю к победе природы над обстоятельствами.
Второй - за оrружение, которое умеет ценить расцветающую красоту. За фон, на котором она может блистать и за тех, кто понимает.
Третий - за хрупкость в наших руках, которая делает нашу власть над ней столь знАчимой, а нас понимающими всё свое могущество.

В процессе было сооружено покушать - брокколи под острым ирландским сыром и обжаренные в сухарях креветки. Соевый соус, лимон и прочие излишества - прилагаются.
И раидо-станция соответствующая. Ага.
perspectiva

вопрос

Слушайте, а когда у нас нынче прощённое воскресение, а?

Или хотя б на крайняк первая гроза?
Чтоб "после ливня - чистота"...


Или водки выпить? Помню как-то раз в Питере мы с Колей и Славой Полуниным были на открытии ресторана "Городок". Веселое было мероприятие, с большим количеством веселых гостей. Винокур, помню, сильно прикалывался над Меладзе, вышедшего к микрофону в блестящем пиджаке, по лацкану которого стекал след от вкусной и полезной пищи. Валерий смущенно пытался стереть ладонью некрасивый потёк, потом махнул рукой, сказамшись свиньей и запел русскую народную песнь акапелла.
А в конце, когда гости стали уже раходиться, изрядно набравшись, в центре зала Боярский поймал за пуговицу Полунина и стал страстно объяснять ему, какой Слава гений и вааще. Слава попытался улизнуть и просочился за порог на улицу. Тогда уцепившийся Боярский бухнулся прямо на крыльце на колени перед Славой и начал громогласно воздавать ему почесть и хвалу. Слава тоже немедленно повалился на колени перед Боярским и принялся покаянно стучать лбом об земь.
Насилу растащили.

В общем, все просветлились.