July 11th, 2005

perspectiva

отчет о проделанной работе (Россия, июнь 2005) - 1

Я просто даже сомневаюсь, что смогу вспомнить всех знакомых, которых повидала в в эту поездку по России, так много и густо было встреч.
И еще куче друзей не успела позвонить, особо жалею про Танечку Денисову (мистическую наперсницу), и своих подруг по Школе общения. И в мюзик-холл в Питере не успели, и на Мэрелина Мэнсона с Рави Шанкаром (я по срокам пролетала). Ыыыыы
Ну не разорваться же мне? Ладно, в другой раз.

А поездка удалась на сто процентов. Несмотря на то, что Ялта для меня отменилась и я на лишнюю неделю осталась в Питере, и я вначале, как дура, убивалась не по-децки.
В Казани меня окружили таким теплом и вниманием, что мне оставалось кататься, как сыр в масле и лосниться от удовольствия. Оттягивалась в компании школьных подруг на даче на Волге. Интересно, что хохотали и дурачились точно так же, как в свои 17 лет «на добольшом Каретном».
(Замечено в разговоре с подругой тут, в Торонто, что эмиграция в Канаду подрубила нас в смысле смешливости и чувства юмора – будто наш смех - это расплата за выезд из России... Интересно, что возвращаясь в родные пенаты, я снова обретаю способность безмятежно зубоскалить и покатываться.)

В Казани народ важничает – юбилей города скоро, ну разворотили пол-города, ну руины, ну и что, - не мешайте работать. Девушки по центральной пешеходной улице фланируют гипер-сексуальном прикиде и макияже при том, что на лице – выражение крайней отрешенности и даже непроходимой тупости. Стильных мужчин почти свсем нет, зато весьма живописен пролетариат, и тоже выражениями лиц. Ужасно интересно сидеть в центре под часами и разглядывать текущую по ул.Баумана толпу молодежи. В отличие от Питера, где почти не смотрят друг на друга, тут – все живо приглядываются, и прищуриваются, и жгут глазом. Короче всем есть до всех дело, как в деревне.
В Питере прохожий вскользь покосится и прошмыгнет. Хоть руки расставь поперек улицы, - все-равно ускользнет и не оглянется.
Зато если в питерской тусовке и зван куда-то – оооо, все гораздо по-другому.

(to be continued)
perspectiva

Отчет - Питер - 2

...Зато если в питерской тусовке и зван куда-то – оооо, все гораздо по-другому.

Звонили, например, Вите Тихомирову из группы художников «Митьки». «Срочно!! – кричит, - «Ко мне, в мастерскую! Не пожалеете.» И точно. Все углы завалены новыми работами, на большой стене – монументальные полотна свисают, прибитые гвоздями на тему «Война и мир» для выставочки, тут же – статуэтки типа Ники – награды за документальные фильмы про режиссера Сокурова и Бориса Гребенщикова, который наш нынешний Лев Толостой – в такой же бороде и рясе. Вот статьи в журналах (сам строчит и преотменно), интервью в газетах, смешные графические иллюстрации к банковскому отчету, который занял первое место в конкурсе банковских отчетов за тот год. И в окне у Витькиной мастерской на 6 этаже – головогружительный вид: Спас на Крови и весь канл Грибоедова, как на блюде. Сам сияет. Просто светоч. Я говорю, Коля, мы с тобой находимся в горниле, где куется современная русская культура, чуешь?.
Выклянчили новую книжку В. Шинкарева «Митьковские пляски» с фото-иллюстрациями про всякие ковырялочки с притопом. Гомерически смешно, особенно, где Флоренский стоит на карачках и подписью: «Присядка в перехлест: Это изысканное танцевальное движение иногда не удается даже опытным мастерам.» Главное в книжке, как я поняла – фундаментальный концепт: поскольку высокие идеалы и искусство ныне приватизированы поп- и масс-культурой с голливудом, то настоящим художникам заниматься этим западло, ибо есть риск сразу вляпаться в попсню. Поэтому митьки уходят от высоких материй в самые посконно-нутряные, типа плясок, народных в своей основе: в присядку, моталочку и перескоки с прихлопыванием по бедрам и голеням.

(to be continued)
perspectiva

Отчет - Питер - 3

Сидели еще в концептуальном кафе «Пурга» на Фонтанке, где каждую полночь раздается бой курантов, включается гимн, выходит Дед Мороз и все празднуют наступление нового года. Каждый божий день, да.
Прислуживают там девушки-зайки. В белых коротких туниках, с чепчиком на голове, с макушки вперед свисают два сарделько-образных уха. Зайки очень суровые, разговаривают жестко, только по делу. Зато клоун Роберт Городецкий, который нас туда зазвал, был бесподобен, когда увидев меня с подружкой Катей (katarina_m) закричал: Ой! Это ты МНЕ подружку, да?!!» И показал высший класс охмурения юных (по сравнению с Робертом) дев. До фокусов с салфетками снизошел. До магического выуживания из-под стола фото-альбома с фотографиями своей молодости...

В промежутках между посиделками с интересными личностями мы с Колей перемещались в пространстве какими-то блошиными скачками, меняя места дислокации (ночевки) раз пять за две недели. Со своим уже постельным бельем носились. Зубные щетки покупали в киосках на бегу в очередное «домой», ибо чемоданы были заныканы в предыдущем месте. Спасибо ул. Счастливой, д.12, и нашей квартире в Зеленогорске, и чудесным Орле с Паниным на Садовой, даче Буки и Ирэн в Лемболово (где с их горы открывается миллионерский вид с синими лесами до горизонта), и ул. Невский проспект, д 142. Это только мои адреса, у Коли, остающемся там до сих пор – уже больше...

Одна наша близкая душа, любезно предоставившая свою крышу на Колокольной, перекантоваться с чемодами до вечера, сказала: «Даааа, я б так не смогла.»
У нее, кстати, – отличная дом.хозяйка. Мужчина в расцвете лет, который за радость переодеться в женское платье и именоваться Лизой БЕСПЛАТНО убирается в доме, причем, просит ею помыкать и требовать покорной исполнительности. Я видела эту Лизу. Под потолок ростом, в парике а ля Pretty Woman, в платье с передником, цокает на каблучках с пуховкой. Очень стеснительная. Намывает полы руками и в ответ на Ксюшин стук в стену и крик: «Лимонаду неси!» – Приносит ей бокал лимонаду на подносе.
Потом переодеватеся обратно и оказывается кудрявым парнем с нормальным голосом и твердым взором. Женат, кстати, на женщине, ни о чем не догадывающейся.
Так и вспоминается из Хоттабыча: «Индия, о достопочтимый учитель, находится на самом краю земного диска, и там живут плешивые люди, величиной с собаку.»
..Мы пилигримы-путешественники, издалека вам шлем привет.

(t0 be)
perspectiva

Отчет - Питер - 4

В какой-то из квартир Коля опрокинул на столик в ванной бутылек с зеленкой. Попытки поймать его в полете привели к тому, что муж мой потом три дня ходил со сплошь зелеными руками, постепенно бледнеющими. Ногти не сдавались неделю. Одет, кстати, он бывал чаще всего в широкие корейские буддийские штанищи и синие подтяжки. Так что все очень гармонировало с ногтями.
Отчего-то Коля отказался плыть со мной на катере по питерским каналам – что ли брезговал, как коренной местный, смешаться с туристическим сбродом на борту?
При повороте к трех-крылому мосту у Спаса на Крови видели чудо: у ажурных перил стояла невеста в развевающемся платье и фате (позировала фотографу), а над ней на небе среди перистых закатных облаков образовался радужный столб. Вертикальный кусок толстой радуги. Гид на катере осказал, что это обычный феномен питерского неба. Но мы-то знали, что это обещание счастья невесте.
Жаль, что у меня не было аппарата, такой кадр пропал!

Очень интересно было и в мансарде у Инги (adelaida_fortel). Квартира и персонажи в стиле кино "Асса" и "Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви". Фрески, феньки, каминная доска, арки в стенах. Художественные натуры женского пола в Питере - это особый вид удивительных существ. Сидели на крыше посреди васильевского острова, наблюдали остросюжетную жизнь кровельщиков и ворон.

Но совершенно у меня снесло крышу, когда мы случайно в давке в метро (нет, но почему у людей в питерском метро такой ужасный цвет лица и смертельно-изможденная костлявость в чертах?), увидели Лизу, которая работала у Полунина световиком, обменялись телефонами и были приглашены к ней в мастерскую на Моховой, 27.
(а готической байкой про Полунина я вас угощу чуть позже.)

О! Этот дом Профессора Преображенского (из кино «Собачье Сердце»)! Огромный и некогда изысканный фасад - за внутренним палисадником - за витой решеткой. Ныне в состоянии «руина золотой эпохи» с покосившейся дверью и оббитыми углами. Главная парадная - грязная и вонючая, с выщербленным полом, зато необъятные своды и две лестницы в разлет. Потраченная жучком и людьми дверь справа имела десяток звонков, ниже нужной нам таблички «Litany» значилась: «Hell» и тому подобное.
На звонок откуда-то с очень далекого расстояния донеслось: «Кто?!» Мы с Орлой проорали: «К Лизе!!». Некто долго шаркал до двери, потом отпер ее, и мы проследовали по его величеству КОММУНАЛЬНОМУ коррридоррру. С чудесами и привидениями.
Это был абсолютно Магический театр из «Степного Волка» Германа Гессе.
Одна из дверей оказалась нужным нам «бутиком» Litany. Там, внутри сидела волшебная Лиза, вокруг нее – стильный зал в виде театрального черного кабинета, по правой стороне – зеркала, софы с подушками, кистями и покрывалами, у окна – низкий чайный столик, по левой руке – стойки с одеждой на вешалках, за ними – стол для раскройки, манекен для пошива, какие-то прялки, некие мистические предметы и главное – дух питерского креатива.
Материал для пошива Лиза делает сама на особой машинерии с тысячами зазубренных иголок. На промокашечную основу накладываются тонкие слои непряденой шерсти серебристой козы. И эти слои, и цветные нити, и перья, и кружева, раскрашенные в разнообразные оттенки, составлют фактуру, из которой шьются сногсшибательные пиджаки с карманами, пальтушки и палантины, по которым плачет Нью-Йорк. Я знаю, о чем я говорю. Плачет.

А потом, когда уже вышли в состоянии эйфории и восторга, и распрощались, мне надо было переходить через дорогу Литейный проспект. И я не успела на зеленый свет добраться до того берега, зависнув посередине. Там я практически попрощалась с белым светом, оттого, что это смертельно опасное мероприятие – стоять по центру проспекта, когда в обе стороны несутся авто-убийцы.
Я там всё прокляла.

Любовь-ненависть у меня с этим городом. Жить там невозможно (как я выдеражала 15 лет???) – все эти стрессы, эта вонючая вода из крана, желтая и липкая, от которой волосы сразу вылезают пачками, безумная дороговизна с ценами на еду и тряпки – выше, чем в Торонто. А абсурды всякие, навроде истории с судом над подругой Олей, когда ей впаяли чужое ДТП и она только чудом отвертелась... На козла с депутатской книжкой, который хотел невинную Олю засудить, у нее нашелся козырь в ГБДД, ха-ха.

Но таких белых ночей, и мастерских, и перснонажей, и подруг – больше нигде нет. Нигде. Только там.
Это про Питер на самом деле было сочинено, кажется, Сапгиром: Погода была прекрасная, принцесса была ужасная... А в следующем куплете: Принцесса была прекрасная, погода была ужасная. И что-то там про людоеда...
А я, в глубоком детстве, затаив дыхание, слушаю – чья же возьмет?

Все на сегодня.