August 7th, 2005

perspectiva

шалости детства

Со старшим братом:
1. В соседский парк, где до революции было кладбище, пригнали спец.технику и начали строительство Дворца Культуры Химиков. По периметру парка быстро нарыли траншей, которые иногда прорезали захоронения наскрозь. И вот мы со старшим братом (мне было 6 лет, и с ним я ничего не боялась) частенько забирались в траншеи, находили там, внизу, распиленные гробы и с удовольствием вытаскивали оттуда клочки волос, истлевшие останки, бархатные коробочки с золотым тиснением и трухой внутри. Было очень здорово потом хвастаться во дворе перед другими детьми, как мы грабили могилы.

В деревне у бабушки летом:
2. Доюродная сестра Любашка научила: поймать курицу руками во дворе и, крепко держа ее с боков, отнести к ключу, протекавшему перед избой, макнуть в воду и перевернуть на спину, отчего курица впадала в транс и некоторое время не могла шевелиться. Однажды я с очередной курицей в руках свалилась с мостков в воду, вылезла вся в тине и увидев, как струха в избе напротив покатывается со смеху, с ревом убежала домой, к бабе.
3. С Любашкой же мы кормили гусей зерном, в которое вливалось некоторое количество водки, свиснутой у ее папашки из заначки. Потом наблюдали за пьяными гусями, которые не могли ходить прямо. Один, помню, долго топтался по кругу, пока на упал, а его голова продолжала мотаться вокруг оси на длинной шее.
4. С ней же стырили у сестры Настьки (по прозвищу Пега) таблетки димедрола, столкли в порошок и подмешали в молоко кошке. Она все немедлено выпила и через некоторое время начала коченеть. И мы с Любашкой, ревя от ужаса и жалости, отпаивали кошку уже чистым молоком и не давали ей спать. Она отошла и выжила. Последствий, к счастью, не наблюдалось.
5. Двоюрдный братец Колька научил жарить говно на железной лопатке на костре. Иногда он даже кидался им в проезжающие мимо трактора, со словами: "А вот покушайте подарочка!"
6. Однажды найденное мною на огороде раздутое горячее от солнца куриное яйцо я попыталась раковырять, надеясь обнаружить там цыпленка. Оно не поддавалось, тогда я расколотила его об забор. Оно взорвалось, примерно как телевизор, сброшенный с 10 этажа. Вонь той тухлятины, разлетевшейся по всему двору, и покрывшей меня с головы до ног, до сих иногда преследует меня в страшных снах. Это была куриная месть.

С подружкой Икой Колбасеевой:
7. Мы ставили многочисленные химические эксперименты в ее квартире (мне брат подарил на 10-летие набор "Юный химик"). Помню, что огненный фейерверк из марганцовки оставил неисчислимые черные точки на потолке и стенах в ванной комнате, откуда мы, к счастью, вышли до начала извержения и подглядывали в щелку в двери, которую, потом в ужасе захлопнули.
8. Свиснув с урока химии немножко разных образцов удобрений (особенно прикольной "мочевины"), мы смешали все порошки в водице и полили ее коллецию кактусов (69 штук). Буквально к вечеру некоторые кактусы принялись гнить, особенно опунции, чьи лепешечные листья стекали к земле в виде слизи, издавающей душераздирающую вонь. Зато потом, после выноса пострадавших на помойку, Ика облегченно сказала, что на подоконниках стало гораздо свободнее.
9. С ней же мы кидали вниз с моего балкона на пятом этаже надутые водой воздушные шары, и метали в прохожих помидоры, положенные моими родителями дозревать на полки в балконной тубочке.

По мелкому:
10. Неоднократно не закручивала краны воды, когда ее, бывало, отключали, - и затапливала соседей. Забывала погасить огонь под приготовляющейся едой, и вернувшись домой, обнаруживала черную гарь в воздухе и раскаленные кривые останки кастрюли или чайника на плите. Захлопывала двери дома, с ключами, оставленными в квртире. Теряла ключи, даже те, которые должны были неотлучно болтаться на длинной веревке, надетой мне на шею. Крали с дв.сестрами у соседей по даче спелую клубнику и прочие ягодки.

Но в общем-то, я была тихой, послушной и училась в начальной школе на одни пятерки.
В подростковом возрасте я уже не шалила, мне хватало экстрима, творившегося внутри своей собственной черепушки.
perspectiva

lytdybr

Сейчас вот вернулась с прогулки по греческому району, рядом с которым я обретаюсь.
Ну, думаю, посмотрю на этот ваш хваленый фестиваль "Taste of Danforth".
Перекрытый для проезда машин проспект забит народом, как бывало на первомайской демонстрации. Жара, толкучка, все чего-то жрут, над головами разносится дым и чад от паленого на жаровнях мяса, завывания греческой эстрады из огромных динамиков, магазинная требуха на выносных прилавках вдоль магазинов.
Взяла себе моороженого в Baskin Robins'е. Ужас до чего сладкое и отвратительное. Прощай Baskin навсегда!
Злобно щурясь на солнце, влачусь в толпе.
Проходит час.
Обнаруживаю себя, блаженно улыбающуюся, сидящую в тенечке на поребрике, рядом - пакет с обновкой в виде безумной африканской хламиды с кистями и почему-то иероглифами. В руках - тарелка с "Лучшими в мире кальмарами". Длинные вареные щупальцы, этак обвивающиеся вокруг языка. Очень нежно. Вкус - ммммм, спессфисский. При этом наблюдаю, как маленький кудрявый мальчик уворачивается от мамки, а она его хватает и закидывает кверху ногами за плечо, и оба смеются.
И я вдруг осознаю, что мне тоже в кайф просто вкусно пожрать и поглазеть, как медленно плывет река людей в таких разных нарядах, как на уличной сцене играют и поют музыканты, и молодежь начинает заводится под ускоряющийся ритм сиртаки.
И настроение воспаряет над головами вслед за воздушным шариком, и как нарочно - голубым.