March 21st, 2007

perspectiva

Итальянские каникулы - 9

NB:  Подробности о моих впечатлениях и о беседах со Славой о его прошлом и нынешнем, кроме тех, что изложены тут, под замком,  – это особая тема, которая может быть подана  в виде статьи, если кому-то было интересно заполучить эксклюзивный материал для публикации. (На полной серьезке.)  

Среди затронутых вопросов – что написано в записке, которую он вытаскивает из кармана в Сноу Шоу, отношение к его новым проектам, волнуется ли он по прежнему перед выходом на сцену и т.д.

Согласование материала с Полуниным обязательно (я обеспечу).

perspectiva

Итальянские каникулы - 10

Миттельшпиль моих каникул

Поездом вернулась в Болонью. На пересадку в городе с бесподобным названием Торино-Порто-Суса наш состав опоздал, так что мне пришлось метаться по перрону, вызнавая когда и где отходит следующий нужный мне поезд. Так что и Коля меня не дождался, не встретил. Я, на подгибающихся ножках (десять часов кишковыматывательного скоростного поезда, укачало меня, хуже, чем в самолете.), поплелась в интуитивно выбранном направлении, которое из трех заходов два раза оказалось неправильным. Плюс ко всему меня попыталась обчистить цыганка, молодая деваха, которая что-то жалобно стала гундосить, тыча мне в нос какой-то журнал. Она этим журналом прикрывала действия своей второй цепкой рученки, открывшей мою сумочку на длинном ремне. Меня спасло только то, что я не останавливаясь ни на секунду, резко отпрянула от нее (ага, и крылья за спиной сразу выросли). Она просто прилипла и я с проклятиями крутанулась вокруг оси, с трудом отцепивши ее и только тут поняв, что происходит на самом деле. Кошелек и паспорт торчали на выходе. Ох, как я обрадовалась, что ангелы-хранители меня не оставили. Несмотря на такое счастье, голова моя пошла кругом и я просто уже еле-еле доползла до дома, чтоб рухнуть и немедленно целебно захрапеть.

Переезд всей труппы из Болоньи в Триест через Венецию.

На этот раз мы прибыли в Венецию большой толпой, которая немедленно рассыпалась по площади Сан Марко, потому что - совершенно же невозможная красота. Кто куда, а мы с Колей ломанулилсь на экскурсию во Дворец Дожей. Народ оттуда выходил какой-то подозрительно восторженно очумевший.

Италия – это страна, от которой сильно болит шея. Приходится слишком много крутить головой и запрокидывать ее, удерживая под неестественными углами, сколько есть сил.

Когда, притихшие от великолепия всяческих покоев и анфилад, потолки и стены которых расписаны кистями Тинторетто, Караваджио, Рафаэля и Тициана, мы оказались в зале заседаний, где в былые времена собиралось до тысячи вельмож, то просто уже совершенно раздавленные, без сил сели на лавку. Представьте себе зал чуть поменьше футбольного поля, потолок и стены которого сплошь покрыты изумительными гигантскими фресками типа: Владычица Морей Венеция принимает подарки от Нептуна. И богатая золотая лепнина, и венецианское стекло в стрельчатых окнах. Посидели этакими Дожами. Коля очень удачно перевоплотился. Потом перестал выпячивать нижнюю губу и грустно сказал: «Елы-палы, а я всю жизнь думал, что нет ничего круче Эрмитажа...»

Вышли оттуда с видом сильно ошеломленным и влились в поток себе подобных.



perspectiva

Итальянские каникулы - 11

... На обратном пути, пока плыли назад по каналу, народ наш чертыхался, поскольку абсолютно у всех полностью иссякло свободное пространство на видео-пленках и фото-мемористиках.

Принялись между делом обсуждать насущное – на тему претензий к Полунину и обид со стороны некоторых зрителей, что он-де лично не всегда играет в “Slava’s Snow Show”. Причем обсуждение спонтанно проходило при отсутствии самого Славы. Дружный вывод в итоге: это все равно, как если бы претензии предъявлялись публикой Игорю Моисееву, руководителю «Ансамбля народного танца Моисеева» (он же Балет Моисеева) в том, что сам Игорь Батькович вот уже ужас как давно не танцует в своих постановках, такой-сякой. Ему уже сто лет? Подумаешь, а народу интересно. Пусть спляшет.
Слава Полунин в своих проектах – худ.рук, постановщик, сам себе режиссер и продюсер, и – ну так случилось - еще и актер (что, конечно, затмевает все его прочие немалые таланты). При том, что он уже, можно сказать, в годах. Не как Моисеев, конечно, но и не как 26-летний Тёма. Так что ценить надо каждый шанс увидеть самого Полунина в главной роли. Смаковать и наслаждаться удачей. А нет его, - так знать, что мэтр или работает над другой идеей или восстанавливается после праведных трудов, лишь бы он был здоров еще многие лета, - разве нет?

По слухам, про того же Тёму Жимолохова, Полунин выразился в том духе, что мол, Тёма сейчас играет Желтого лучше него самого. (Пусть мне так и не кажется, но шляпу сниму. Тёма талантлив очень. И как клоун стремительно развивается. И пластически крут и голосом по обертонам догоняет голос Славы).
perspectiva

Итальянские каникулы - 12

Кстати, про голоса.
Когда мы уже вечером того дня доехали , наконец, до Триеста то пошли с Колей и Лешей (звукооператором) на улицу, найти, где бы пожрать.
Проходя мимо одного залитого неоновым светом бара, где фоном бубнила техномузыка, мы увидели стоявшую у стойки компанию довольно немолодых уже итальянцев, которые покачиваясь и держась друг за дружку, вдруг разразились хоровым исполнением арии из оперы Леонкавалло. Коля, с порога немедленно влился и поддержал общее форте. И даже в концовке, так картинно затрясясь от вдохновения и натуги, выдал особо полетную ноту.
Это было, как говорится – в нужном месте и в нужное время. Все пришли в восторг и заорали Браво! И дальше мы двинули в наиприятнейшем расположении духа. Особенно Май Михалыч, который страшно возбудился и норовил побежать к ним обратно, попеть еще. Еле оттащили, - очень хотелось покушать по-человечески.

Эндшпиль

Наутро Триест показался нам городом, совершенно противоположным по духу строгой Болонье. Этакий гламурный, веселый, даже легкомысленный городок у морской лагуны, с изящной небрежностью прислонившийся к отрогам гор.

пр.сл.