Irina T. (irater) wrote,
Irina T.
irater

Category:

Мексиканские зарисовки - Акапулько.

Есть такой старый тост про Ванечку, у которого вместо пупка была гайка. Чтобы разгадать загадку гайки, ему пришлось преодолеть много страхов и лишений (тут должно быть много подробностей), пока нашел он заветный гаечный ключ. Приставил Ваня ключ к пупку, повернул, и тут у него отвалилась задница.

Вот и я точно так же, с моей тягой к приключениям, после поездки в город-сказку и мечту детства Акапулько-ай-яй-яй-яаай, лежу пластом вся в примочках и с отваливающейся задницей.

234.57 КБ
Все фотографии - Олега Луговского (спасибо, Олег!)

Весь остальной текст и фото - ниже

Вот скажите мне, почему всегда так: чтобы добраться куда-нибудь в невероятную красоту и крутизну, обязательно надо сперва натерпеться страху, сломать два ногтя, надорвать спину, свинтить шею и проблеваться до позеленения? Это входит в рецепт испытываемого потом кайфа, что ли?
Даже если ты все предусмотрел, выбрал самый комфортный путь, всё с собой взял, переспросил пять раз организаторов: всё ли будет нормально, и тебе сто раз сказали, что всё будет хорошо (о, как я ненавижу это словосочетание. Это же практически заклинание-оборотень! Никогда не произносите его вслух), помни вечное «memento mori».

Короче, к делу.
Нам выпала козырная карта: на пару дней в выходные всей толпой сгонять с комфортом на огромном автобусе из Мехико в Акапулько, отдохнуть в одном из лучших отелей на склоне бухты в тихом отдалении, с частным пляжем: свои кораллы, снорклинг, джецки и из всех окон - фотообойный вид с пальмами.
По дороге, как водится, все «едут и смеются, пряники жуют». Дело к ночи. Прорвались через дождь, туннели, мосты и перевалы. Подъезжаем с конечному отрезку серпантина: осталось только спуститься с высоченной горы вниз к отелю, к самой воде.
Узенькая дорожка под страшенным углом напоминает трассу для слаломистов-самоубийц. Вместо бордюров – рядок пальм вдоль обрыва. Водитель ползет, как улитка. Посередине трассы он все-таки не вписался, потому что длинна автобуса была больше радиуса разворота. Руль уже вывернут до отказа, колеса под прямым углом, а бампер упирается в пальму на самом краю и она уже трещит.
Наш высоченный автобус кивнул крышей бездне, полез задним ходом назад, вверх и темень.
Я уже давно сидела в позе образцового пассажира пикирующего самолета: голова опущена к коленям, в руках – блевотный пакетик, на уме одно: Господи помилуй. И дыхание считаем: на шесть счетов – вдох, на три – задержка, на шесть – выдох, три – задержка.
Проехали. Молодец, садись ровно, пять баллов, вольно.
Вот и отель, выгружайтесь.

Тут что важно: как герою в американском экшн-фильме после окончания взрывов, надо распрямиться, немедленно просветлеть, и со счастливым лицом (не шататься!) выйти в благоуханную тропическую ночь и услышать настоящий океанский прибой.
Через пять секунд я обнаружила себя уже в купальние на песке у освещенного участка огороженного пляжа. И Тихий океан целовал нам всем ноги.
О, Акапулько! Это возрастная регрессия, возвращение в свои детские восторги и младенческие страхи.
Тут очень соленая и очень теплая вода (правда ли, что она по составу похожа на плазму крови, или мне мерещится, что я об этом где-то читала?)
Блаженство от благорастворения в первичной материи и плескания с брызгами сменилось смятением из-за мелькнувшей внизу страшной тени. И что-то ужалило в ладонь, а рядом прыгнуло и плеснуло. А в толще прозрачной воды извивается не то многоножка, не то волосатая пиявка. И их тут вокруг тебя – мириады! Камни у воды шевелятся от толстого слоя крабов. И что это за красный флажок висит на палке над пляжем? О Боже, неужели это предупреждение о смертельно опасных медузах, про которые мне недавно рассказывала Анечка, побывавшая на Кубе?
Бегом домой, пока больше ничего не случилось, чтобы забиться под одеяло и зажмуриться.

Первая часть хоррор-муви на этом заканчивается, а следующее утро встречает нас таким лучезарным сиянием, что на завтраке мы все как попки повторяем друг другу:
- Это какой-то рай не земле.
- Нет, это просто парадиз!
- Да не то слово! Земной рай.
Презрительно проигнорировав три бассейна, спустились к пляжу, расстелили полотенца на шезлонгах и тут один товарищ наступил на пчелу, от которых его всегда аллергически раздувает. Он посуровел лицом и ускакал к себе в номер жрать противоядие.
Потом другой товарищ решил покататься на водном мотоцикле и усвистал за горизонт, к волнам, чтобы разбомбить себе позвонки на пояснице. Слезал с джецки подозрительно медленно и осторожно.
Потом Май Михалыч героически промчался вихрем по пляжу для разминки и надорвал себе в бедре не то мышцу, не то сосуды с жилой, и мы с ним ухромали в травпункт.
Я же в это время, как заинька, была паинька, по заячьи лопотала, за Май Михалычем ухаживала. (Еще вспомнила, как увольняясь с работы, объясняла боссу, что должна быть рядом с мужем в столь длительных гастролях, чтобы ухаживать и заботиться. Вот. Накаркала. Исполняла теперь свою карму.)
Сама же зорко следила за собой и была осторожна. Неодобрительно смотрела на шоу, когда ненормальные местные парни сигают ласточкой с опасной скалы в бурливую пучину. Качала головой, глядя на сгоревшие плечи наших девушек.
Наверно в это время Мерлин с неба улыбался и качал головой, глядя на меня.

С утра мы взяли на прокат маски-трубки и отправились бороздить просторы океана. Рыбки наличествовали, как и морские ежи, огурцы, синие кораллы (поштучно и оптом).
Полный уход от реальности. Времени нет, веса тела нет, и только «твоя тень внизу – как от вертолета!»
Но как говорил тот же Карцев: «Жир в колбасе был!» Впрочем, шипения я не слышала. Спину-то я себе кремом от загара намазала, а вот ниже... И, как водится, он подкрался абсолютно незаметно. Позже выяснилось: спалилась я так, что сидеть спокойно до сих пор не могу. А какой майский цвет! Молчание-молчание.

Меня спасла синеватая жижа из бутылочки с ментоловым запахом. Один товарищ, сгоревший до помидорного цвета накануне, поделился волшебным зельем, благодаря которому моя кожа согласилась не пузыриться. Остаток дня я занималась разговорами, полеживая в тенёчке.
Вообще, когда ты отдыхаешь на курорте в большой компании, чесание языка – это важная, хоть и абсолютно бессмысленная вещь.
Но тянет поговорить. Особенно на терассе под пальмами, когда некуда торопиться.
С этим товарищем – про ныряющих с Акапульской скалы парней (кстати, Аня, там тоже явно клоунады не хватает для снятия стресса у зрителей).
С тем – про волосатых пиявок, уличных жуликов и прочие ужасы, поджидающие доверчивых туристов.
С пятым – о том, что нет ни прошлого, ни будущего, а лишь нескончаемое «сейчас». А воспоминания о детстве – это только галлюцинации, в которые вовсе необязательно верить.
С десятым – про гипноз, который ни в коем случае нельзя практиковать на иностранном для тебя языке, ибо обратно не добудишься.
Тут появляется Май Михалыч и заговорщецким тоном начинает агитацию про марш-бросок на сказочный остров Санта Лючия, где есть немыслимой красоты кораллы и птица Феникс с ликом девы статуя девы Гваделупской на дне морском.
К вечеру второго дня его агитация сработала и он уговорил всю немаленькую нашу компанию ехать туда. Кое-как дотащились до пирса в центре Акапулько. Жара и влажность к этому предзакатному часу сгустились уже в какой-то розоватый студень. Пока дожидались парома, нас всех почти поголовно едва тепловой удар не хватил. Сидели понуро на сходнях, толпой хромых, косых и пришибленных. Только двое товарищей с правильным количеством холодного пива внутри голосили во всю мочь на «радость» изнывающим.
Зато когда веселая шаланда с прозрачным дном унесла нас в даль, туда, где синее небо без видимой границы превращалась в пуховое море, настала прохлада, блаженство и нирвана.
На острове был ресторан, где все уселись пировать на продуваемой бризом веранде. Май Михалыч помчался нарять в кораллы, где напоролся на морскую змею, синюю с белыми полосками. К счастью, разошлись мирно.
А я влезла в океан, как в любимое платье (цвета морской волны, да), и красовалась в нем, пока есть не позвали.
Ночью в автобусе, по дороге в Мехико-сити, меня пробило на катарсис и я разрыдалась, как счастливая дура, которой вручили корону королевы вселенной, седло и телевизор.
На перевале, тем временем, нас поджидала жуткая гроза, так что я сладко поревела заодно еще и от страха.
Еще один момент, в котором, как в капле воды и так далее: в убогом придорожном туалете, куда мы завернули по пути, у ламп кружились самые красивые в мире ночные бабочки, размером в ладонь, из серо-коричневого бархата.
Но главное, что меня тОркнуло по дороге из Акапулько: что вот насколько вселенная ко мне милостлива, а я по слепоте душевной всю свою жизнь не верила до конца своему счастью. Мол, это не для меня... Да разве ж я достойна...
А она (вселенная) ласкает и смеётся: Да пойми ты уже наконец, это тебе. Бери, наслаждайся, радуйся. Уважь и люби себя.
Как у Романа Гари: «Надо любить.» (назидательно).

И вот теперь, сутки спустя, я лежу на кровати, вся в ожогах и в счастье, и думаю: давайте выпьем за то, чтобы были приключения, но только пусть при этом задница не отваливаливается.
И за любовь.


238.26 КБ

201.37 КБ
Tags: Мексика, приключения, путешествия
Subscribe

  • Зимний трип

    Взяла и сама одна сгоняла в горы на три дня. Самое лучшее путешествие этой зимы получилось. Из Варны в Боровец (что в часе езды от Софии) добралась…

  • про друга Серегу из Буффало

    Есть у нас с мужем приятель Серега, который в двухтысячные эмигрировал в Америку, где мы с ним и познакомились. Дело было на новогодней вечеринке…

  • Хроники "СловоНово"-2019 (3)

    (Продолжение.) От перегрузки мой мозг ушел в состояние восторженно-истерическое, сон сбился, и далее я была не в состоянии внятно излагать, поэтому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • Зимний трип

    Взяла и сама одна сгоняла в горы на три дня. Самое лучшее путешествие этой зимы получилось. Из Варны в Боровец (что в часе езды от Софии) добралась…

  • про друга Серегу из Буффало

    Есть у нас с мужем приятель Серега, который в двухтысячные эмигрировал в Америку, где мы с ним и познакомились. Дело было на новогодней вечеринке…

  • Хроники "СловоНово"-2019 (3)

    (Продолжение.) От перегрузки мой мозг ушел в состояние восторженно-истерическое, сон сбился, и далее я была не в состоянии внятно излагать, поэтому…